ПОВЕЛИТЕЛИ БОГОВ
Страница 6

На шэне вдоль противоположной стены сидели женщины, негромко переговариваясь за рукоделием. Некоторые пряли, но большинство было занято вышивкой ковров. Такие ковры Кенету уже попадались на глаза, но не в каэнских лавках, а в покоях наместника Акейро, в Саду Мостов. Похоже, Каэн при торговле с горцами не пользовался ничем из их товаров, хотя вся торговля с обитателями Лихогорья ведется именно через Каэн. Оно и понятно: для каэнцев жители гор – опасные сумасшедшие, постоянная угроза миру и благополучию. Именно из-за близости к Лихим Горам и держит Каэн такой многочисленный гарнизон – почти вдвое больше обычного. А чем больше гарнизон, тем больше уважения его массаоне. Потому-то и Рокай – не просто провинциальный массаона из захудалого городка, а сила, с которой вынуждены считаться даже в столице…

С трудом заставив себя прекратить глазеть по сторонам и прервав череду воспоминаний, Кенет сообразил, что уже довольно долго стоит и молчит – а ведь его молчание вполне можно истолковать как неучтивость, если не хуже. Кенет не знал, как принято приветствовать хозяев дома в горах – об этом массаона ему ничего не рассказывал, – и торопливо совершил поклон согласно обычаям жителей равнин. Мужчины, сидевшие на шэне возле него, ответили на поклон степенно и неспешно. Едва Кенет выпрямился, дети бросились расставлять низенькие столики. Кенет опустил голову, щеки его залились краской. Как он мог забыть! Ведь говорил же ему Рокай: как бы ни были голодны хозяева дома, но пока гость не приступил к трапезе, никто не съест ни крошки. А он мало того что заспался допоздна, так еще и нежился на теплом шэне под мягким одеялом!

Гостю подали то же, что и всем: кашу, сваренную на крепком мясном отваре, с мелко накрошенным мясом, бобы с густой подливкой и пресные пампушки, по форме напоминавшие дорожную сумку. Но кроме того, перед Кенетом оказалась еще и большая круглая лепешка, тонкая, еще теплая. Кенет вновь ощутил укор совести: как долго эту лепешку сохраняли теплой, пока он спал? А лепешку эту к столу можно подать только теплой: хлеб родства не должен остыть.

Припомнив торопливые прощальные наставления массаоны, Кенет встал, взял лепешку в обе руки и разломил ее пополам, стараясь, чтобы половинки вышли не совсем одинаковыми. Потом Кенет повел взглядом, выбирая из сотрапезников того, кому следует отдать хлеб. Выбрав, он подошел к коренастому старику, снова поклонился и отдал ему большую половину. Старик принял хлеб, отломил от него кусочек и положил в рот. Тогда Кенет тоже отломил кусочек от своей половины лепешки, прожевал его тщательно и проглотил. Старик одобрительно посмотрел на учтивого гостя и кивнул. Кенет вернулся на свое место и принялся за еду, чувствуя, как сильно колотится его сердце, и почти удивляясь, что никто, кроме него самого, не слышит этот бешеный стук. Теперь, и только теперь, Кенет мог окончательно полагать себя в безопасности. Он был принят.

Хлеб родства – единственное, о чем массаона рассказал Кенету подробно и даже повторил еще раз, чтоб ничего не забылось. Гостя принимают в клан посредством ритуала заключения гостевого родства. Для этого нужно преломить хлеб родства – особую лепешку, выпекаемую только с этой целью. Разломить хлеб родства совсем уж поровну – не вполне учтиво. Подать хозяину меньшую половину – верх неуважения; этим ты показываешь, что недоволен его гостеприимством и ни в грош его не ставишь. А вот во что ты ставишь себя сам, станет ясно, когда ты выберешь разделившего с тобой хлеб. Предложивший хлеб младшему дает ясно понять, что считает себя выше присутствующих и претендует на права старших родичей. Преломивший хлеб со сверстником требует для себя прав равного и символически нарекает себя братом по хлебу. Отдавший хлеб старшему недвусмысленно признает себя младшим и становится сыном по хлебу. Не самое высокое положение, но Кенет в выборе не колебался: неопытному остолопу большее и не подобает, да и годами он еще не вышел, чтобы рассчитывать на это самое большее. Выбор его произвел наилучшее впечатление: спасенный юноша оказался учтив не по годам и снискал всеобщую благосклонность, не успев даже имени своего назвать. Кенет имел все основания благодарить массаону Рокая, поведавшего ему о хлебе родства со всеми подробностями. Горцы – народ вспыльчивый, чуть что – и хватаются за оружие. Стоит гостю вольно или невольно оскорбить хозяев, преломляя хлеб родства, и он остался бы для клана чужаком со всеми вытекающими отсюда для гостя последствиями. Кенету редкостно повезло: у него был хороший советчик.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Другие статьи:

Глобальные экологические проблемы
...

Введение
Известно, что засоренность возделываемых угодий сорняками сильно осложняет проведение сельскохозяйственных работ. Сорные растения ощутимо снижают урожай, ухудшают качество продукции и увеличивают ...