ПОВЕЛИТЕЛИ БОГОВ
Страница 4

Ну и забористое же вино у этого… как бы его получше назвать… Великого Неведомого. Вроде и не хмельное, а сила в нем громадная. Кенету давно уже полагалось замерзнуть в тоненьком летнем хайю, окоченеть, оледенеть и свалиться замертво куда-нибудь в пропасть. А ведь ему даже не холодно. Плевок замерзает на лету и падает наземь комочком льда – а у Кенета пальцы теплые, на ресницах ни одна искорка льда не мерцает. Надолго ли? Едва иссякнет чудотворная сила вина, и горная метель убьет Кенета. Если он, конечно, не найдет людей раньше. Кенет хорошо запомнил торопливые прощальные пояснения массаоны: куда идти, где сворачивать, каких мест остерегаться. Летом он бы нашел дорогу без труда. Зимой же попробуй отличи под снегом одну скалу от другой! Трещины укрыты сплошным белым покровом, а безопасные переходы сделал гибельной ловушкой лед. Небо подернуто облаками – ни солнца, ни звезд. Как тут определить направление? Да что там звезды! Недавние редкие медлительные снежные хлопья сменились настоящей метелью; снег валит так густо и быстро, что за несколько шагов ничего не разобрать. Кенет изо всех сил втыкал свой деревянный меч в толщу снега, прежде чем сделать хотя бы шаг. Иначе и глазом моргнуть не успеешь, как загремишь в какую-нибудь расщелину. От холода волшебное вино защищает получше любой теплой одежды – спасет ли оно от падения в пропасть? Сохранит ли целым и невредимым после головокружительного полета на сотню-другую локтей вниз? Кенет был уверен, что нет. При каждом шаге сердце противно бухает не о ребра даже, а где-то под челюстью. Ветер так и норовит опрокинуть лицом вниз и протащить по колючему снегу. Больше всего на свете Кенету хотелось никуда не идти. Сесть и переждать метель. Переждать, пока не развиднеется хоть немного. И не важно, что укажет ему путь с небес – солнце или звезды. Главное, что пойдет Кенет уже не вслепую. Пойдет… если не превратится в кусок льда, дожидаясь хорошей погоды. Ведь не может магия вина длиться вечно!

И Кенет продолжал идти, с трудом подавляя желание закричать, позвать на помощь – вдруг да услышит кто-нибудь? Не услышит, и думать нечего. Метель схватит его крик, унесет куда-нибудь в сторону, сомнет, засыплет снегом… никто его не услышит. Да и нельзя в горах кричать. Кенет хорошо помнит, как массаона предупреждал его, чтобы, не приведи вышние силы, не вздумалось ему кричать. Но как же хочется!

И все же, наткнувшись на дверь, Кенет вскрикнул. Очень уж неожиданно возник перед ним узкий длинный дом. Хоть бы на миг раздернулась снежная завеса, так ведь нет! Кенет не видел дома до той минуты, пока не врезался в дверь головой, и сначала подумал, потирая ушибленное место, что это он скалу головой таранил. Но даже в сказках из скалы обычно не раздается вопрос: «Кто там?»

– Путник, – простонал усталый Кенет.

И тут волшебное тепло разом покинуло его.

Ресницы Кенета заиндевели, собственное дыхание обожгло губы мгновенным льдом, пальцы отнялись от холода. Мокрый от пота и растаявшего снега хайю сковал Кенета сияющим ледяным доспехом. Пока открывалась дверь, Кенет промерз до костей. Никто при взгляде на него не сказал бы, что несколько мгновений назад ему было тепло.

– Дурак ты, а не путник, – ахнул здоровенный горец, втаскивая Кенета в дом. – Да разве так можно? Как тебя угораздило?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Другие статьи:

Общие сведения о сорной растительности
Понятно, что сорно-полевые растения с их вредными и полезными свойствами представляют большой интерес для ботаников, фармакологов, пчеловодов, агрономов и других специалистов. Но знание особенност ...

Этот загадочный испанский мох
В теплых влажных тропических оранжереях, среди орхидей и бромелиевых часто можно увидеть пучки извилистых серебристых нитей, свисающих с ветвей и коряг. Это так называемый испанский мох. Как иногда бы ...