Курсант
Страница 8

Вот и теперь все мысли о хрупкости мироздания и предстоящей миссии мгновенно вылетели из головы молодого человека, поскольку до его ноздрей донесся манящий запах мясной похлебки. Перед глазами почему-то возник образ муравья, делящегося с соплеменником полупереваренным содержимым своего желудка. Лицо Феллада сначала передернуло в гримасе отвращения, однако юноша тут же взял себя в руки и, плотоядно ухмыльнувшись, быстрым шагом потопал в направлении лагерной кухни.

Сегодня третий – выпускной курс подняли ни свет, ни заря, точнее аж за два часа до официального подъема. Выстроившись на плацу, сонные курсанты усиленно терли слипающиеся глаза и черной завистью завидовали «салагам», дрыхнущим без задних ног в своих уютных коечках. Кураторы групп, поднятые вместе со своими подопечными, на все вопросы, за какой такой надобностью начальству приспичило устраивать ночной переполох, лишь удивленно пожимали плечами, а самым настырным советовали обратиться к достопочтенному мастеру Пархаю.

Однако мучиться в неведении курсантам долго не пришлось. Совсем скоро начальник училища предстал перед недовольными парнями собственной персоной, отчего недовольства во взглядах, репликах и позах значительно поубавилось. Всякому присутствующему было хорошо известно, что риторических, вызывающих, издевательских и прочих глупых вопросов, а также подозрительных взглядов, направленных в свою сторону, мастер Пархай, мягко говоря, не любил, а точнее его едва ли не тошнило от них. Кроме того, каждый в училище знал, что если Пархая Лихого начинало подташнивать, жди беды, и совершенно неважно, чем вызвано плохое настроение высокого начальства: дерьмовым качеством выпитого им самогона, плохой погодой или излишней любознательностью какого-нибудь курсанта. Неписанные правила поведения рекомендовали каждому держаться в это время от достопочтенного Пархая на максимальном удалении и подходить к начальнику училища лишь после того, как тот настоятельно и (для полной уверенности подзываемого) не менее двух раз громко потребует этого.

Сегодня круглая физиономия Пархая Лихого просто лучилась потоками неподдельного счастья.

– Здорово, орлы! – громко рявкнул он и, дождавшись ответного дружного, но не совсем членораздельного рева, продолжил: – Сегодня всем вам предстоит принять участие в одном весьма ответственном мероприятии. Западным отделением Евразского Комитета по Освоению наконец-то утвержден окончательный план зачистки подземных тоннелей, расположенных на месте древней Паризии. Благодаря слезным мольбам начальника нашей школы, то есть меня – Пархая Лихого, вам – желторотым юнцам выпала честь принять непосредственное участие в этом забавном приключении.

После этих слов начальник школы обвел хитрым взглядом ровные ряды вытянувшихся по стойке смирно курсантов, стараясь подловить хотя бы одного из них на непочтительном отношении к собственной персоне. По правде говоря, ему и самому не очень верилось, что кто-то из молодых людей поверил в его искреннюю заботу и «слезные мольбы». Скорее всего, кто-нибудь из его старинных приятелей и заядлых собутыльников, осуществляющих в настоящее время руководство Западноевразским отделением Комитета по Освоению Территорий Отторжения или сокращенно – КОТО, слезно (!) попросил Пархая выделить в его распоряжение пару сотен курсантов. Конечно же, как обычно, их поставят в самые безопасные места района зачистки, дабы освободить ветеранов от нудной, но необходимой обязанности осуществлять охранение тылов.

Фелладу один раз уже доводилось принимать участие в подобной «боевой операции», и он до сих пор пребывает в полном неведении, что и от кого или чего прикрывал целых двое суток в мрачных подземельях Берлийского метро, что на востоке области, которую древние когда-то именовали то ли Хермани, то ли Дейчеланд.

В наше время никто из ныне живущих не может точно ответить на вопрос: «Для какой такой надобности далекие предки современных людей с упорством взбесившихся кротов буравили грунт под своими городами?». Конечно же, для чего-то им это было нужно, в противном случае они бы этим не занимались. Но было бы намного лучше, если бы они этого не делали, поскольку метро, катакомбы и прочие подземелья зачастую становятся прибежищами всякой опасной живности, как животного, так и растительного происхождения, а иногда и вообще непонятно какого. Перед внутренним взором юноши неожиданно появился образ извлеченной из все того же Берлийского метро твари, внешне похожей на кошмарный гибрид медузы и лохматой гусеницы какого-то насекомого. Только размерами это чудовище было около десятка метров. Однако внешний вид медузы-гусеницы был не самой отвратительной деталью монстра – в складках полупрозрачного тела пораженные пластуны увидели полупереваренные останки одного из своих товарищей, что отстал от основной штурмовой группы тремя часами ранее. Впрочем, во время проведения операции жуткая смерть в желудке какого-нибудь монстра курсанту не грозит – ветераны-пластуны сделают все, чтобы ни один «желторотый юнец» не встретился нос к носу с тварью опаснее обыкновенного комара.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Другие статьи:

Заключение
Итак, к каким выводам мы пришли?.. Подводя итог данной работы, ни в коем случае не претендующей на научную глубину исследования, но все-таки проясняющей ситуацию вокруг поставленной проблемы х ...

Особенности питанияплодовых и ягодных растений
Для устройства разумной системы удобрений в садах прежде всего следует знать, как велика потребность растений в элементах питания. Для вычисления доз надо учитывать биологический вынос, то есть ...