Курсант
Страница 14

Феллад освежил в памяти все то, что ему было известно о крабоскорпионах, и то, что он вспомнил, ему не особенно понравилось. Пара мощных клешней, ядовитое жало хвоста, даже снабженные острыми когтями шесть лап чудища – все это вместе либо поврозь являлось вполне эффективными орудиями убийства.

Для пущей уверенности юноша крутанул мечом так, что могло показаться, будто прямо перед ним возникла легкая вуаль идеально круглой формы. Но пусть не вводит никого в заблуждение обманчивая воздушность «вуали», образованной острым, как бритва вращающимся клинком – любой предмет, будь то: кусок дерева, крабоскорпион или даже прочнейший камень будет мгновенно разрублен на множество кусочков. Даже бронированные тела гадких жучей не выдерживают удар чудесного меча, а там как-никак не менее дециметра прочнейшего хитина. Конечно, если бы на месте крабоскорпионов оказались относительно неуклюжие жучи, это в значительной степени упростило бы задачу. Жуч, он хоть и огромен, но неуклюж, кроме того, имеет на теле несколько нервных узлов, повредив которые, вы со стопроцентной вероятностью убиваете тварь, и пусть эти болевые точки надежно спрятаны под тяжелой хитиновой броней, для меча пластуна не существует преград.

Следуя примеру не в меру инициативного подчиненного, обиженный Авессалом решил перещеголять Феллада в технике вращения меча, но немного перестарался, раскрутив оружие так, что оно едва не выскочило из руки незадачливого звеньевого.

– Кончай выпендриваться! – громко крикнул Феллад, заметив досадную оплошность своего командира, затем более спокойным голосом добавил: – Постарайся не тратить понапрасну сил, они тебе еще пригодятся.

Боковым зрением юноша скользнул по двум другим товарищам и остался вполне удовлетворен. Ребята не спасовали перед надвигающейся опасностью, были сосредоточены и без излишних эмоций дожидались подхода противника. Вполне естественно, что они немного струхнули (только дурак ничего не боится и до поры до времени кичится этим), однако смогли преодолеть леденящий душу страх. Авессалом перестав играться «ножичком» также встал в оборонительную стойку, готовый в любой момент перейти в нападение. Со стороны, закованные в хитин фигуры товарищей, напоминали каких-то гротескных насекомых, а основательно защищенные головы были точь-в-точь муравьиные, только лишены усиков и щупиков.

Заметив незначительное препятствие в лице четырех насекомообразных фигур, крабоскорпионы не отнеслись к этому факту с должной серьезностью, даже, наоборот, значительно увеличили темп своего продвижения. Как только линия наступающего противника приблизилась настолько, что, сделав шаг вперед можно было вполне достать мечом одну из клацающих мощными клешнями и опасно дергающих приподнятыми хвостами образин, Феллад сделал этот шаг, точнее безуспешно попытался его сделать.

Едва правая нога юноши оторвалась от земли, в голове будто взорвался основательно перезревший чокнутый гриб, в следующий момент его словно выдернули из реальности и поместили в некую тягучую и непрозрачную субстанцию. Вполне вероятно, муха, ненароком угодившая в сосновую смолу, в последние мгновения своей жизни переживает точно такие же ощущения. Однако у мухи было хотя бы слабое утешение – смоле через многие тысячелетия предстояло стать куском золотистого янтаря, а насекомому – ценной инклюзией в солнечном камне. Какой инклюзией предстоит стать Фелладу, было совершенно непонятно, поскольку органы чувств юноши полностью потеряли какую-либо способность к ориентации и адекватному восприятию окружающей действительности. Мало того, что его лишили зрения, обоняния, осязания и прочих чувств, нечто холодное, равнодушное и неизмеримо могучее принялось с упорством естествоиспытателя-фанатика препарировать его мозг. В мгновение ока сознание Феллада было вывернуто наизнанку, все его воспоминания вплоть до самых сокровенных были извлечены на свет божий, внимательно изучены и небрежно брошены обратно, отчего в его голове образовался такой кавардак, что он на некоторое время полностью потерял пространственно-временную ориентацию. Мысли под черепной коробкой юноши настолько перепутались, что вряд ли он смог бы дать ответ на какой-нибудь даже самый элементарный вопрос.

Как показалось Фелладу, состояние прострации продолжалось целую вечность. В конце концов, разбалансированное сознание самопроизвольно без постороннего вмешательства начало приходить в норму. Когда молодой человек полностью осознал кто он такой, где находится и какая опасность ему угрожает, он с ужасом подумал о своем беззащитном неуправляемом теле, которое пока он здесь прохлаждается, скорее всего, уже растерзано и съедено.

Страницы: 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Другие статьи:

Применение целебных ягод в лечении
Важно!  По статистике, от побочных эффектов приема химических препаратов умирает в 10 раз больше людей, чем вследствие хирургических ошибок. Важно!  Вместо того чтобы требовать от врача н ...

Введение
Известно, что засоренность возделываемых угодий сорняками сильно осложняет проведение сельскохозяйственных работ. Сорные растения ощутимо снижают урожай, ухудшают качество продукции и увеличивают ...