ЗОЛОТЫЕ КОЛЕСА
Страница 9

Дракон ответил не сразу.

– Собственно, нигде, – вздохнула листва. – В его словах не было лжи. Но ты прав, Повелитель Молний. Он тебя действительно обманул.

– Каким образом?

Лес шумно пригнулся и выпрямился.

– Самая гнусная ложь – это ложь с помощью правды. Ложь была не в том, что он сказал, а в том, как он это сказал, кому, а главное – зачем.

– Не понимаю, – признался Кенет.

– Потом поймешь.

Некоторое время они шли молча. Кенет не слышал шагов своего спутника – да и можно ли расслышать, как движется туча? – но постоянно ощущал его присутствие. Шум листвы становился все явственней, все громче.

– Куда ты теперь собираешься направиться? – после долгого молчания спросил дракон.

– Не знаю, – ответил Кенет. – В столицу мне идти неохота. В горы, наверное, подамся.

– В горы, – задумчиво промурлыкал гром. – Послушайся старого дракона, Повелитель Молний. Не ходи в горы. Не время еще. Иди в Каэн. Тебя там ждут.

– Кто? – изумился Кенет. – Я же там никого не знаю.

– Понятия не имею, – ответил дракон. – Новые друзья. Неприятности. Добрые дела. Ты там нужен.

– Но кому? – не отставал Кенет.

– Точнее сказать не могу, – отрезала короткая сизая молния. – Я дракон, а не гадальщик.

– Не обижайся, – засмеялся Кенет. – Я ведь так, к слову спросил. Ладно. Каэн – так Каэн.

– Хорошо, – прошелестела трава. – Тогда идем. В Каэн ты войдешь с другой стороны. Сначала я тебе хочу кое-что показать.

Кенет покладисто последовал за драконом. Шум листвы становился все громче и громче.

– Ночи сейчас короткие, – невпопад сказал дракон. – Это хорошо.

Кенет не стал спрашивать, что такого хорошего увидел дракон в коротких ночах. Он шел, смутно начиная различать темные стволы на фоне светлеющего неба и тропинку под ногами. А потом, разом, лес оборвался. Но шелест листвы не затих. Он заполнил собой все небо – или то, что представилось Кенету небом.

Сначала Кенету показалось, что рассвет начинается у самых его ног. Огромный рассвет – синий, яблочно-зеленый, белесый, розовый и бледно-золотой, и больше ничего, кроме рассвета. Потом Кенет различил линию, рассекавшую рассвет пополам. Потом понял, что линия эта – горизонт, и ниже горизонта – не небо, а вода. Кенет никогда не видел столько воды сразу и вдобавок без берегов. Ему показалось, что вся эта чудовищная масса воды стоит стеной, даже нависает над ним, и он невольно отшатнулся и вскинул руки, чтобы защитить голову, когда стена воды обрушится на него. Но тут среди синевы мелькнула темным пятном лодка, и наваждение рассеялось. С беззвучным грохотом водяная стена легла наземь и растянулась до горизонта.

– Вот это и называется море, – довольно засмеялся дракон. Золотые колеса дрогнули и обрушились в рассвет. Кенет прерывисто вздохнул.

– Тебе понравился рассвет на дюнах? – улыбнулся дракон и поправил складки на шелковом рукаве.

– Ты тут живешь? – хрипло спросил Кенет. Глаза юноши сияли, щеки пылали от восторга.

– Нет. Только когда хочу вспомнить юность, – снова улыбнулся дракон. – Люди не могут жить в воде, а я ведь женат. У меня и имя есть, как у человека, – Хараи. Пойдем ко мне. Отдохнешь, переночуешь. А уже потом можно и в Каэн.

– Странное дело, – сказал Кенет, спускаясь вслед за драконом по мягкому песку, – в уставе для магов сказано, что зверь-дракон – это что-то очень нехорошее…

– Так ведь не дракон, Повелитель Молний, – ответил ему Хараи, – а «зверь-дракон». Это не одно и то же.

– А какая разница?

– Зверь-дракон – это тот, кто перестал быть драконом. Так же, как Инсанна перестал быть человеком.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Другие статьи:

Летний сад
Лето – самое жаркое время года. Температура воздуха достигает высокой отметки, растения поражаются вредителями, и начинается плодоношение большинства культур. ...

Борьба с сорной растительностью
Засоренность полей сорняками приводит к большим потерям урожая сельскохозяйственных культур. Эти потери каждый год составляют до 11 % урожайности. Огромные силы затрачиваются на борьбу с вредителя ...