ЗОЛОТЫЕ КОЛЕСА
Страница 2

Без кафтана и рубашки Кенет являл собой зрелище хотя и редкостное, но отнюдь не необычное. Полуголый мускулистый парень с огромным деревянным мечом за спиной. Что ж, случается и такое. Ученику воина иной раз доводится зарабатывать отхожим промыслом. Уставы не воспрещают. А уж если учитель болен или ранен, так даже и поощряют. Воины-ученики не так уж и редко грузили бочки, мостили дороги, вырезали узоры на деревянных шкатулочках или помогали в лавке приказчику, на что гильдии обычно смотрели сквозь пальцы. Не всем же так везет, как Кенету, который в подобных промыслах не нуждался и мог всецело посвятить себя изучению воинского ремесла. Аканэ видел в Кенете не только ученика, но и что-то вроде младшего брата и не раз, как младшему брату, давал ему денег на расходы и напутствие поразвлечься. Однако Кенет был до городских развлечений не охотник и за исключением платы за обед во время вылазки в «Весенний рассвет» ни разу ни гроша не потратил. Лесная зимовка тоже не истощила его кошелька: никто и слышать не хотел о плате за ту невеликую толику еды, которой деревня единственно и смогла отблагодарить своего спасителя. Тем более не могло идти и речи о плате за еду после сражения с драконом: гордые перечники оскорбились бы до глубины души. Впервые в жизни Кенет располагал собственными наличными деньгами. В городе на такую сумму можно было прожить месяц-другой, ни в чем себе не отказывая, а по деревенским меркам Кенет стал просто зажиточным человеком. Он мог выбирать себе работу, не торопясь: разрешение наместника Акейро позволяло ему заняться чем угодно, а деньги, подаренные учителем Аканэ, избавляли от необходимости хвататься за первый же подвернувшийся приработок. А решение наняться на дорожные работы давало ему возможность не притрагиваться покуда к деньгам Аканэ: они все еще вызывали у него некоторую неловкость, даже недоумение. При его более чем скромных запросах заработка дорожного рабочего должно было хватить Кенету на жизнь. Не всем будущим воинам так везет. Многие зарабатывают на кусок хлеба себе, а то и учителю тяжким трудом. Так что распорядитель дорожных работ вовсе не был удивлен, когда пред ним предстал обнаженный до пояса юноша с дорожной котомкой и громадным деревянным мечом. Не только этот меч изобличал в пришельце воина. Его гибкая мускулистая худоба без малейших признаков лишнего жира говорила сама за себя. Правда, обычно ему подобные даже на самых грязных работах не расстаются с синим воинским кафтаном, а этот парень полураздет… но, в конце-то концов, разве это не его дело?

– Трамбовщика из вас, господин ученик воина, не выйдет, – сказал распорядитель, окидывая Кенета цепким взглядом знатока. – Силой вы не обижены, но для этой работы нужен детина дюжий, не вам чета.

С этим Кенет не мог не согласиться. Он уже видел трамбовщиков. Из самого хлипкого из них можно было бы выкроить трех таких, как Кенет.

– Притом же это еще уметь надо, – задумчиво продолжал распорядитель. – Месить и укладывать глину… тут тоже свои хитрости есть. Зря только глину испортите. Вот если щебенку дробить? На это вы в самый раз годитесь. Только платят дробильщикам не так уж много.

– Мне много и не надо, – возразил Кенет.

– Значит, дробить, – кивнул распорядитель. – Поди возьми свободную кирку вон у того лопоухого толстяка и иди к тем троим дробильщикам, они тебе все покажут. Да поживей поворачивайся, парень! Заснул, что ли? А ну шевелись!

Кенет побежал за киркой, посмеиваясь в душе над тем, как легко и непринужденно распорядитель перешел от обращения «господин ученик воина» к обращению «эй ты, парень». Потом, когда Кенет отработает свое на починке Каэнского тракта и получит расчет, распорядитель снова станет его величать «господином учеником воина». А если встретит Кенета в синем хайю с черным поясом, так даже и «уважаемым господином воином». Но до тех пор Кенет будет для него только «эй ты, лежебока – как там тебя – а ну живей!». В отличие от большинства будущих воинов Кенета подобное обращение не унижало, а забавляло, и распорядитель, мстительно называющий на «ты» любого ученика воина, оказавшегося под его началом, при любом удобном и неудобном случае, достаточно быстро перестал шпынять Кенета. Не прошло и недели, как распорядитель признал, что парнишка нос не задирает, работник хороший, да и вообще не чета этим белоручкам, только и знающим, как мечом махать. Разумеется, он не перешел снова на «вы», но больше не называл Кенета ни соней, ни лежебокой.

Его уважение досталось Кенету недешево. Труд воина легким не назовешь, но ежедневные, даже и изнурительные тренировки – одно дело, а тяжелая работа от восхода и до заката – совсем другое. За минувший год Кенет стал сильнее, выше ростом и выносливее, но от тяжелой работы отвык. После первого дня он так устал, что едва сумел заснуть: плечи болели, кожа горела, в голове гудело. Заснуть он все же ухитрился. Зато когда проснулся, разогнуться без посторонней помощи он смог еле-еле. Второй день оказался еще тяжелее первого. К тому же осколком щебня Кенет едва не повредил глаз. Левое веко вспухло и время от времени подергивалось, словно Кенет любовно подмигивал собственной кирке.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Другие статьи:

Загрязнение атмосферы передвижными транспортными средствами
Наибольшее загрязнение атмосферного воздуха поступают от энергетических установок, работающих на углеводородном топливе (бензин, керосин, дизельное топливо, мазут, уголь, природный газ и др ...

Введение
Ягоды с давних пор употребляют в пищу. Они являются ценным продуктом, богатым полезными веществами – витаминами, минеральными веществами и микроэлементами. Ягоды широко используются в качестве нар ...